Category: театр

Category was added automatically. Read all entries about "театр".

сердце танцует

ЧЕТЫРЕ ЧЕТВЕРТИ. Глава I.15. Октябрь 2019. Гора Белая, история 2.0. "4/4, ЧЕТЫРЕ ЧЕТВЕРТИ"

.
Гора Белая: Части Света, версия 2.0.
октябрь 2019, посёлок Висим, Большой Урал
.
хУла-путешествие и мастерская аутопоэза
«4/4, ЧЕТЫРЕ ЧЕТВЕРТИ»
.

.
Раздел второй, ПЯТНИЦА. Глава пятнадцатая. ЧЕТЫРЕ ЧЕТВЕРТИ          
.
Здесь я вспоминаю, как ко мне пришёл аутопоэз. Точнее, как он постучался ко мне впервые. Как заронил во мне первое смутное прозрение… О том, как надо работать? О том, как всё устроено в этом мире? О том, «кто говорит со мной здесь»?
.
Проводила в тот момент женскую группу. Очень давнюю, начальную, в самый первый её московский год (2008-й?). Предложила участницам, каждой из двенадцати, сделать тестовую расстановку. Короткую, на несколько минут. Свободную, без моего управления. Открытую, с неназванными фигурами.
.
Была потрясена. В этом чистом кратком эксперименте – была потрясена разницей в случившихся микро событиях. Одна из участниц – профессиональный театральный режиссёр. Очень талантливый, мощно экспериментирующий. Её расстановка, одна из двенадцати – потрясающей силы спектакль длиной в несколько минут.
.
Но… Она же не прикасалась к этой расстановке??? И я не прикасалась!!! Ни одна из нас двоих не режиссировала этого!!! Как такое стало возможно??? А вот так. Там, где две женщины собрались во имя Её – третьей Она пришла среди них.
.
Вот это и есть тот самый первый момент, когда зародилась догадка: расстановщик – не нужен. Здесь есть расстановщик покруче нас. Наши скудные умственные конструкции – не нужны. Здесь есть источники структур покруче наших, было бы желание их увидеть. Наши объяснительные схемы… Ну, пусть будут… В качестве скромного способа хоть как-то войти в контакт с грандиозной сутью бытия.
.
И ещё важная догадка, с той же самой давней минуты. С кем идти в аутопоэз – имеет значение. Правильная компания – имеет, имеет значение, да! Цветущая сложность бытия проявится в аутопоэзе ровно в той мере, в какой на это вИдение способен каждый из участников процесса.
.

И вот с 2009 по 2014, пять лет, я буду проводить аутопоэзы. Редко. Для красоты. Когда совсем уже задыхаюсь от скудной обыденности. Только на Ольхоне, изредка в городах. А с 2015-го уже не могу иначе. Никаких расстановок. Только аутопоэзы. Один раз в один месяц.
.
Смотрю в дивное фото: облака над вершиной горы Фудзияма в Японии. Чувство от фото – ровно такие же, как тогда, в той давней серии расстановок. Коротких, свободных, открытых. Это чувство непреходящего восхищения. Чем? Архитектоникой зримых и незримых миров. Сотворённых не нами, нет. Но иногда мы соучаствуем этому, как смиренные подмастерья. И большего счастья – в этой жизни совершенно точно не бывает.
.
А ещё в этом фото – Четыре Четверти. И волшебная пятая шапочка. Новое качество, возникающее в момент, когда четыре четверти собраны в Целое.

.
.
Текст: Ана Глинская. Пугачёво, Красноярск, 2020, июль.
Изображение: Япония, облака над Фудзиямой. (уточнить автора фото)  
.
Все ссылки на все главы всех Историй тут:
https://no4naya-reka.livejournal.com/860093.html
.
.
************************************************************************
АНА ГЛИНСКАЯ И ЕЁ ГРУППА Hula GAIA, Россия
https://no4naya-reka.livejournal.com/873604.html
.
ГАВАЙСКАЯ ХуЛА: внутри и вокруг
https://no4naya-reka.livejournal.com/873431.html
.
КОНТАКТЫ. Hula GAIA: четыре сезона планеты Земля!
https://no4naya-reka.livejournal.com/873811.html
************************************************************************
.
.

#Ana_master_of_autopoiesis
#Ana_master_of_guidance_and_passage
#Ana_master_of_vesture
#Ana_Glinskaya_Hula_GAIA_school
.
.
сердце танцует

Театральный киносезон 2017-2018: театр: Гамлет: Камбербэтч

Театральный киносезон 2017-2018: театр: Гамлет: Камбербэтч

play Гамлет: Камбербэтч Hamlet: Cumberbatch Описание Кадры Афиша 1 марта,четверг 19:30 Гамлет: Камбербэтч Язык: английский, русские субтитры КАРО 8 Атриум билеты 2 марта,пятница 19:...

Posted by Ана Глинская on 25 фев 2018, 16:49

from Facebook
сердце танцует

Спектакль "Спасти Британию!"

Спектакль "Спасти Британию!"

История про Мерлина, короля Артура и рыцарей Круглого Стола Спектакль из цикла «Истории Европы» («Греки. Эдип. Медея», «история о Зифгриде и Брунгильде»), сочиненный артистами и режиссером по мотивам романа сэра Томаса Мэлори «Смерть Артура» и «Истории бриттов».

История о девяти рыцарях Круглого Стола, рассказанная женщинами.
История о человеке, который придумал рыцарский подвиг – но не спас даму.
История о том, кто ни в чем не был виноват – но стал управляющим.
История о том, кого несправедливо обвинили в предательстве. История о лучшем друге.
История о том, кто хотел стать лучшим рыцарем мира.
История о том, кого все любили.
История о человеке, который не простил своего брата. История о том, кто был во всем виноват.
История о том, кто достиг Святого Грааля.

Эта история — про призвание. Про служение. Про предназначение.

Режиссер — Ксения Зорина
Исполнители — Юлия Исаченко, Ольга Злодеева, Люсьена Любимова, Анна Марлиони.
Продолжительность: 1 час

Posted by Ана Глинская on 9 янв 2018, 20:36

from Facebook
я родом не отсюда

небо _ часть четвертая

.

начало тут :
http://no4naya-reka.livejournal.com/297515.html
http://no4naya-reka.livejournal.com/297880.html
http://no4naya-reka.livejournal.com/298073.html

http://no4naya-reka.livejournal.com/298459.html
.
.
.
Часть четвёртая.
Эоннагата нет

И мне не страшно предавать словам
то чувство, что до горечи знакомо.
И я одной ногой гуляю там,

гуляя здесь, и, знаешь, там я
дома.

Борис Рыжий 

И думаю про театр, и перелистываю любимые тексты: Арто, Гротовский, Брук. Но ведь это уже слегка архив? А что – не архив? И не то чтобы эксперименты и лаборатории, а просто – так, как должно быть? И вспоминаю, как летом женщина-продюсер доставила меня на спектакль Робера Лепажа. И вот это, кажется, оно и есть!

Лепаж затейливо играет в будто бы незатейливую игру. Рассказывает историю некоего шевалье / мадемуазель, который по приказу Людовика то шпионил в женском облике, в России и Англии, то решительно сражался – в мужском, во Франции. И в том, и в другом гендере – был убедителен и прекрасен. Шевалье д'Эонн, подобно "оннагата" в японском театре исполняющий женскую роль = эОННагата.

В спектакле три актёра: первая балерина мира француженка Сильви Гиллем исполняет роль молодой женской ипостаси героя; её партнер канадец Рассел Малифант – роль молодой мужской ипостаси героя; сам Робер Лепаж – роль героя, который состарился и умирает в нищете. Костюмы делал всемирно известный модельер Александр Мак-Куин.

История шевалье рассказана скоренько вначале. И комментируется в титрах (трудночитаемых). Их мне по окончании спектакля перескажет женщина-продюсер, всё та же прекрасная Наташа, без которой не видать бы мне этого спектакля. Сама же я, в силу слабого зрения, титров не видела вовсе – а видела только поэтику собственно театрального зрелища, и она – совсем о другом.

В самом начале в титры вмешивается то, что воспринимается едва ли не как опечатка:

…некогда были три пола людей,
мужчины,
женщины
и лунные люди

у лунных было
четыре ноги, четыре руки,
две головы, два сердца

и они были
так невероятно сильны,
слишком сильны,
что Зевс разрубил их пополам

с тех пор половины
мучительно ищут друг друга

но даже если найдут
соединиться им не дано…

И это самая первая сцена спектакля: человек с саблей машет этой саблей и каждый взмах взрывается молнией света и ударом грома.

И это последняя сцена спектакля: старый и дряхлый герой ложится на прозекторский стол в анатомичке, над ним спускается скудная лампа, он умирает. Справа и слева к нему подходят те двое, что исполняли роли молодого героя, молодых его ипостасей, мужской и женской. Лампа в анатомичке начинает раскачиваться, ещё сильнее раскачиваться, и этот качающийся луч света расшвыривает пару – по разные стороны кулис! Гром и молния! Тьма...

То, что в промежутке между первой и последней сценой – перипетии истории шевалье. Титры вкратце её конспектируют, и фрагмент о лунных людях, кажется, пригрезился нам? О них более не будет сказано ни слова.

И тут, видимо, есть намёк на творческий принцип прекрасного лукавого француза Робера Лепажа. Если это можно назвать принципом, – а не образом жизни? Он сгущает мощную энергию земли. И равноценно мощную энергию неба. И между ними встаёт гудящий энергетический столб! От земли – и до неба…

И что же это, если не заговор инвокации?
.
.
.
продолжение тут  -
http://no4naya-reka.livejournal.com/298817.html
.

сердце танцует

небо _ часть третья

.
начало тут :
http://no4naya-reka.livejournal.com/297515.html
http://no4naya-reka.livejournal.com/297880.html
http://no4naya-reka.livejournal.com/298073.html
.
.
.
Часть третья.
Тоска по небу: Географ и его Гом Джаббар

Гом Джаббар убивает только животное.

Френк Херберт. Дюна

«Главный российский писатель современности – уральский человек Алексей Иванов». Так сказал мужчина-архитектор. «Прочти обязательно его книгу ’’Географ глобус пропил’’. Абсолютно мужская книга! Прочти скорее!"

«Но для чего мне читать мужские книги?», – подумала женщина-медиатор и постучалась с этой вестью в двери мужчины-режиссера. «Вот главный российский писатель современности и вот его главная книга, абсолютно мужская книга! Прочти скорее! Может, из этого выйдет спектакль?».

И то ли вестница говорила на непонятном языке, то ли слух режиссёра был заморочен не тем, но тогда и сразу оно не произошло, а произошло – позднее. Так что лишь двумя годами позже узнаю, что спектаклю – быть! В омском Пятом театре.

В промежутке мы успеваем съездить на реку Чусовую и постоять там под небом между скал, замышляя в тех местах провести наше любимое событие и обсуждая его режиссуру. И словно бы еще не знаем, что ранее того выйдут на сцену участники сплава по Чусовой.

А потом становлюсь свидетелем всего процесса работы над спектаклем в течение 2010 года – с самого начала года и до самого его излёта. И читаю книгу, и листаю все версии сценария, и вот смотрю премьеру.

Там долгий, едва не на два часа аттракцион. Шашни, драйв, игра, свои и чужие гэги, такое и другое веселье. Потом антракт. После антракта – снова, неутомимо, долго-долго... А потом вдруг – подарок. Поход. Сплав по Чусовой. Тесное пространство электричек, кухонь и спален – распахивается по горизонтали, открывая реку и берега.

И так заводятся артисты от того, что они делают – с пол-оборота! И даже на сдаче спектакля пожарной инспекции – начинают в полноги, и снова заводятся с пол-оборота! И снова. И ещё. На каждом спектакле.

Но время идёт. Спектакль начинает терять энергию. Стареть. И вот уже почти умирает. И чем меньше становится свежести и драйва, тем яснее и яснее что-то важное.  

И вот смотрю. Много раз. И всё думаю: что не так? Чего мне здесь не хватает? Или что лишнее? Почему я раз за разом пристально смотрю в это? Что ищу? Чего не нахожу?

Ответ приходит с обрывком детского воспоминания. Школьный учебник (какой? – не помню…).  И в нём репродукция с картины «Всюду жизнь». На картине арестантский вагон на полустанке. Окно с решёткой, почти на уровне земли. Мать с ребёнком, и он тянет руку за окно. Там что-то снаружи. Птицы…

Всюду жизнь. Там, за тюремной решеткой – эти люди живут. И тоже чему-то радуются. И тянут руки сквозь решетку к цветам и птицам, присевшим поклевать зёрен.  

Когда в спектакле начинается поход по Чусовой – сразу дышится полегче. Там больше нет взрослых с их бесконечными играми в жанре бытового анекдота. Там есть подростки, у которых всё это ещё впереди. Люська, которая вырастет в Ветку. Маша, которая вырастет в Угрозу. А дома осталась дочка Татка, из которой будет новая Надя. И легко представимы девочки, из которых получится отличная Кира, Сашенька, и кто там есть ещё. Женщины в романе и спектакле – полновесная коллекция способов отвергнуть мужчину.  

С подростками их учитель, который, стоически выдерживая женское отвержение, несёт свой крест невозможного мужского. И за ним просвечивает целый мир мужчин, отвергнутых тем или иным способом. Восторженные девочки – они ведь тоже отвергнут, едва подрастут. Изощрённо, изобретательно, даже, казалось бы, принимая – отвергнут. Потом-потом, в зияющей перспективе, сердца этих мужчин будут порваны в клочья инфарктами. Некоторым сердце заново соберут на шунты. У иных же не станет ни сердец, ни тел.

А покуда можно вдыхать полной грудью воздух уральской тайги, чтобы с новыми силами вернуться в электрички, кухни и спальни. Потому что всюду жизнь, да. Живите долго, дорогие дети. Тяните руки сквозь решётку. Всюду жизнь.

И странное неуловимое сходство с театром, казалось бы, совершенно иного свойства. Вербатим. «Театр.doc». Документальный, документирующий ползучую реальность в ее убийственных подробностях.

А нынче из него пророс другой проект – «Человек_doc». Есть какая-то парадоксальная ирония бытия в том, что прежний вербатим называют вертикальным, а нынешний горизонтальным. А ведь в действительности – это ровно наоборот. Вербатим целиком и полностью был детищем срединного мира, социальности, цивилизации, праха. В проект «Человек.doc» вошли живые люди, герои, играющие самих себя. Каждый принёс на сцену и свою землю, и своё подземелье, и своё небо. На сцене зазвенела вертикаль.

«Человек.doc» – слушаю я, человек, вертикальный человек… И в памяти вспыхивает образ человека в народном костюме: чёрные штаны, белая рубаха, красный пояс. Чёрная земля, белое небо, и, красной живою кровью, человек между ними. Существо человеческого, соединяющее собою землю и небо.

А ещё вспоминаю давний авторский текст режиссёра «Географа». Он назывался «Небо над Москвой» и был собранием малых и трепетных наблюдений московской повседневности. Сентиментально-нежный взгляд наблюдателя как будто фиксирует фото-кадры лиц и тел в московских улицах и переулках. Отчего-то важно, что есть три фотографии мамы и ни одного снимка отца. Вспомнив этот текст, берусь его перечитывать в поисках неба. Улицы и переулки, дома и стены, люди и люди… И – тоска по небу.

И вопрошаю: что же было с нею, с этой тоской, когда мы с мужчиной-режиссёром делали наш общий и нежно любимый проект? – «Вниз и вверх», про колодцы в небо, на острове Русском, на краю земли?

И, наконец, осознаю, чего раз за разом взыскую в «Географе». И вроде чую, что есть. И выслеживаю. И нахожу, когда спектакль уже при смерти, и драйв ослабел, и игручие артисты уже почти не отвлекают меня от этого расследования. Вот он! Момент, где появляется небо.

Небо в «Географе» появляется ровно один раз. Нет, вовсе не в походе. Где – не скажу. Посмотрите и увидите. И расскажете.

Гом Джаббар убивает только животное. И потом можно увидеть, есть ли тут – кто-то ещё.
.
.
.
продолжение тут  -
http://no4naya-reka.livejournal.com/298718.html
.